27.09.14

Мовлади Удугов: Идет война, но не тронута ни одна вражеская фирма в Украине

Мовлади Удугов
Мовлади Удугов и Аслан Масхадов

Кавказ-Центр попросил Мовлади Удугова прокомментировать политические и идеологические аспекты продолжающейся агрессии России против Украины, европейский фактор в русско-украинском противостоянии, перспективы прекращения войны и начала мирных переговоров.

Запись беседы агентства Кавказ-Центр  с М. Удуговым публикуется в форме интервью.

***
КЦ. Русско-украинская война и все что говорится и происходит вокруг нее, во многом напоминает первую русско-чеченскую войну. Есть, конечно, различия. Но слушая все эти рассуждения, оценки, задачи и требования, которые озвучивают политики, возникает ощущение, что возвратился 1994–95г. Чего только стоит расхожее мнение, что «нет военного решения конфликта, возможно только политическое решение» и т.п. Куда смотрит «мировое сообщество»? Вывод войск! Ну и конечно, главная задача у всех, от первого лица страны до дворника – «срочно восстановить мир».

Вот, к примеру, цитата: «… Порошенко подчеркнул, что мира в Украине хотят все граждане, поэтому он будет бороться за мир. «Народ Украины полностью «за», политиканы — хотят поиграть в войну. Но я хочу сказать, что не дам это сделать. Мы должны вместе бороться за мир», — резюмировал глава государства».

Интересно, каким образом он собирается «не дать это сделать»? Насколько реальна такая задача?

М.Удугов. Это политическая фразеология «слуги народа», не более. Стремлением «остановить кровопролитие» вопреки тому, что агрессор его останавливать не собирается, страдают не только украинские руководители. Но всегда есть и те, кто задает вполне резонный вопрос: «А почему бы не поставить задачу полегче – остановить проливной дождь, например, или изменить направление ветра?». Это в свое время поняло чеченское командование.

Все подобные суждения, на мой взгляд, результат неверной оценки войны, как явления. Жизнь показывает, что в вопросах войны большинство предпочитает заблуждения и упорно не хочет от них избавляться вопреки историческому опыту и здравому смыслу.

Это бегство от реальности или сознательная слепота приводит к бессмысленному топтанию на месте, к бездарному расходу времени, к тупикам и просчетам.

Войну невозможно остановить никакими резолюциями, саммитами, мирными переговорами. Ее нельзя избежать, от нее нельзя уклониться. Если начало еще можно почувствовать, то её конец невозможно предугадать.

Тот, кто усваивает это и принимает войну, как неизбежную данность, как свершившийся факт, уже выигрывает хотя бы в том, что не растрачивает себя на бессмысленные действия.

Но с позиции обыденных представлений, война вроде бы начинается по воле политиков, политических групп, кланов, заговоров и пр. Ведь в данном случае зачинщик войны Путин! И естественно большинство считает, что тот, кто начал войну, тот должен и свернуть ее.

Да, и все пытаются отрезвить его санкциями, дипломатией, призывами к здравомыслию, пугают последствиями и т. д. Но при всем своем желании ни Путин, ни его подельники, ни пресловутое «мировое сообщество» не смогут остановить войну. Она (война) живет своими законами, своей программой и однажды начавшись, пожинает смерть и разрушения столько, сколько предопределено Создателем.

В отличие от кабинетных экспертов простые люди, прошедшие через войну, хорошо это осознают.

Да, если бы война протекала по человеческим хотениям, американцы не завязли бы в Афганистане на 13 лет.

Если помнишь, то вторгались они в Афганистан, демонстрируя гордость и высокомерие. А теперь на любую картинку накладывают выдумку, что идут секретные переговоры с талибами. А талибы опровергают эту ложь и на различные политические предложения отвечают – вы пришли воевать, так воюйте!

Это афганское фиаско одна из главных причин того, что американцы теперь шарахаются от любого намека на прямое военное противостояние, с кем бы то ни было, предпочитая дистанционную прокси-войну чужими руками с использованием авиации и диверсионно-террористических акций. И дело не только в том, что слаб Обама и ослабла Америка. Вспомним, каким политически истощенным и морально униженным вышел Советский Союз из афганского капкана. После этого пришла перестройка, затем развал советской империи и всего социалистического лагеря.

Кстати, Путин выбрал удачное время для своей авантюры. Подождал, пока Америка не надорвала свой пуп в Афганистане, Ираке и антиамериканские настроения в мире не достигли пика.

В чем еще различие между первой русско-чеченской и сегодняшней войной в Украине, кроме того, что чеченское командование правильно оценивали войну?

Одно из отличий в том, что чеченцы не вели «осторожную войну» — при малейшей возможности наносили врагу болезненный удар, в том числе, совершая дерзкие рейды вглубь его территории.

Мы видим тактику украинских военных – они не только не подавляют артиллерийские точки, ведущие огонь с российской территории, но даже не сбивают вражеские вертолеты, которые углубляются в воздушное пространство Украины. «Не поддаются на провокации».

Возвращаясь к общим вопросам. Военные эксперты справедливо указывают, что на войне, при всей ее горькой реальности, форсируются и позитивные процессы. Появляется возможность консолидировать нацию, укрепить военно-промышленный потенциал, создать боеспособную армию, в конце концов, приобрести какую-то значимость на мировой арене. То, чего нельзя достичь годами, а то и десятилетиями, обретает осязаемые контуры в течение короткого времени. Поэтому для Украины было бы весьма странным и недальновидным не использовать военную ситуацию для наращивания своих сил.

Но чтобы это воплотилось в жизнь, нужно, как минимум, иметь трезвый взгляд на реальность и твердую политическую волю.

Как кажется, взгляд на действительность многих украинцев начинает постепенно трезветь. От наивного «весь мир за нас» до горького «миру нет до нас дела». И вроде бы поняли, что ЕС — это коллективный гоголевский Хлестаков – не тот, за которого себя выдает?

Причем поразительно, сколько бы раз не выявлялся очевидный факт, что ЕС не тот, за кого себя выдает, это не становится уроком для людей, вовлеченных в очередной политический кризис. У них наступает избирательное расстройство памяти.

Европа же, будучи экономическим гигантом, но политической пустышкой, делает вид, что она может решать глобальные вопросы, оказывать поддержку, влиять на вопросы войны и мира. ОБСЕ спешит открывать свою контору в любом горячем регионе мира.

Люди идут к ним с жалобами на жестокость, произвол, думая, что есть такой «серьезный европейский дядька», который приструнит местного тирана или внешнего агрессора.

Чтобы прикрыть свою никчемность блюстители «прав человека» озвучивают некоторые вопиющие факты преступлений на общеевропейской говорильне. И все.

Надо отметить еще, что иногда им удается разыграть «карающую руку» международного права на каком-нибудь милошевиче.

Нетрудно разыгрывать «неотвратимость наказания» на преступном лидере, страна которого не больше 4-х люксембургов с небольшим населением. В этом паскудном лицемерии — вся Европа. А с Путиным устраивают всевозможные дипломатические ритуалы. Меркель с ним обнимается, Камерон надувает щеки, Обама осуждает. А ведь Милошевич в сравнении с Путиным — мелкий хулиган перед серийным убийцей.

Все это согласуется с т.н. «реал политик», которого придерживается Запад. На редкость циничное руководство. В нем не возбраняется жарить яичницу на пожаре у соседа.

Снова о войне. Надо отметить, что среди украинских журналистов, общественных деятелей бытует справедливое мнение, что пора войну называть войной и отказаться от термина АТО. Были какие-то объяснения со стороны руководства Украины, почему АТО выгодно и пр.

Терминологическая завеса типа «АТО», «гибридная война» эта часть «осторожной войны» или другими словами, бегство от войны. Казалось бы, что тут особого? Ну, подумаешь, политкорректная аббревиатура, все равно ведь все знают, что идет настоящая война, назови ее хоть зарницей. Однако это не так.

Произнесенное слово, особенно когда оно исходит от власти, в таких ситуациях, непостижимым образом влияет на восприятие и мышление, формирует в массовом сознании образ и программу действия.

Это слово нельзя путать с тем огромным потоком слов примитивной пропаганды, которая тоже, так или иначе, влияет на людей. Пропаганду можно нейтрализовать контрпропагандой. А на ключевое программное слово, исходящее от власти, не влияет ни критика, ни пропаганда, ни здравые рассуждения.

Причем, еще один важный момент – не имеет значения авторитетная эта власть или нет. Достаточно того, что слово исходит власти.

Поэтому, если власть утверждает, что идет АТО, то вся 43 миллионная страна ведет себя соответственно, осознанно или неосознанно. При АТО можно увидеть массу ненормальных ситуаций.

Идет захватническая война со стороны агрессивного соседа, но говорят о необходимости проявлять дипломатическое мастерство, гибкость, способность идти на компромисс. Все из евро цитатника.

Идет война, но говорят «… любой ценой надо нормализовать торгово-экономические, энергетические отношения с РФ…, зима на носу…».

Идет война, но не тронута ни одна вражеская фирма в Украине. А газовая труба вообще записана в пантеон святынь – она неприкасаема.

Уму не постижимо – Украина продолжает поставки в Россию военной продукции, которая затем используется для убийства украинцев и захвата их страны.

Но самое интересное – идет война, но у работников министерства обороны Украины рабочий день заканчивается в 3 часа дня. Даже не смешно. Это уже сюжет «палаты №6».

Ты сказал, что войну не останавливают мирные переговоры. Но один из главных лозунгов руководства Украины «восстановить мир любой ценой» на востоке. Сразу после победы на выборах появился «Мирный план Порошенко». С самого начала этому плану пели хвалебные оды. Его одобрили и в ООН, и в ОБСЕ и в Совете Европы…

Ну да, конечно… Можно было еще дополнительное «одобрямс» получить от конгресса США и от «израильского» кнессета. Вот только Путин не согласился.

Этот план не имел смысла по многим причинам. Во-первых, сама акция была демонстрацией слабости и отдавала инерцией предвыборного популизма. Во-вторых, захват Крыма, концентрация российских войск на границе, захват власти в Донецке и Луганске руками вооруженных люмпенов и российского спецназа, показывало, что маховик войны запущен, и бумажка с мирной писаниной его не остановит.

В третьих, ставка Путина и его подельников была сделана на голый русский шовинизм, и один из сильных факторов его подогревающий это антизападная, анти европейская риторика. Поэтому игнорирование «мирного плана», поддержанного Западом, только добавило очки Путину.

И если руководство Украины серьезно думает, что мир восстанавливается «мирными переговорами», то остается пожалеть украинский народ. Тем более, когда эти переговоры ведутся с русскими.

Никогда нельзя идти на переговоры, тем более на политические компромиссы, когда тебя все, и сочувствующие и противник — относят к слабой стороне. И особенно, когда ты сам себя позиционируешь как слабую сторону. Тебе навяжут свою волю, обязательно нагнут до предела, и все будут уверять, что это пока самая выгодная позиция. Мол, потом со временем, как-нибудь выпрямишься. Как раз то, что рекомендуют Украине европейские деятели и лузеры из российского либерального лагеря.

Не помню уже, кто сказал: «Политика — это, когда слабый взывает к справедливости, а сильный диктует свою волю».

Чтобы идти на переговоры надо быть сильным. А сила заключается не столько в количество штыков и бронетехники, сколько в твердой убежденности в своей правоте и несгибаемой воле.

И, конечно же, враг никогда не будет с тобой считаться, если он ломится в твой дом с оружием, а ты хочешь ублажить его миром вместо того, чтобы выпустить врагу кишки. Тем более, когда этот враг русский агрессор.

Но если не переговоры, то хотя бы какие-то контакты должны быть между противоборствующими сторонами?

Да, должны быть какие-то контактные группы, решающие рутинные вопросы войны – коридоры для беженцев, обмен пленными, временное прекращение огня для захоронения трупов и т.п. Но нельзя втягиваться в переговоры, когда противник чувствует за собой превосходство в силе. Еще раз подчеркиваю, особенно это касается войны с русскими.

Русские сами будут просить о переговорах, но для этого их надо загнать в плачевное состояние. Как это было в августе 1996 года, во время операции «Джихад», когда 850 чеченских муджахидов зашли в Грозный и парализовали 15 тысячное войско оккупантов. Еще несколько сот муджахидов контролировали дороги и места дислокации оккупационных войск по всей территории Чечни.

Вот тогда, чтобы спасти полностью деморализованную российскую армию, Москва поручила генералу Лебедю – срочно связаться с чеченским командованием и начать мирные переговоры. И генерал Лебедь, ночью на машине, прорвался в Чечню из Дагестана, чтобы встретиться с генералом Масхадовым. При этом он на скорости проскакивал российские блокпосты, рискуя быть расстрелянным своими же. До такой степени нужны были переговоры.

Вообще-то, я вспоминаю все это, и нахожу, что в той первой русско-чеченской войне и в этой русско-украинской войне различий больше чем мы перечислили. В СМИ поднимают панику, когда 30–40 единиц бронетехники пересекают границу Украины. А ведь в январе 1995 года в Грозный вошло 1,5 тыс. единиц российской бронетехники и город стал кладбищем для этой техники. И воевал простой сельский народ.

Как это не банально, здесь главное сила духа. Свои невероятные потери при штурме Грозного российские генералы объяснили тем, что «молодым российским салагам» противостояли «опытные дудаевские боевики». Такая лапша удобно ложилась на уши российского обывателя. Никто бы не поверил, что большинство этих «опытных дудаевцев» впервые держали в руках автомат.

Сеть заполнена украинской темой. Люди задают вопросы специалистам в области политологии, экономики, по связям с общественностью. Большинству из этих специалистов чуть больше 30 лет, но отвечают они уверенно – знают не только планы Путина, но и сколько ему осталось жить, когда развалиться Россия, просят понять и простить Европу, так как у них своих проблем невпроворот, а тут еще Украина на их голову свалилась. Ни у кого практически не вызывает сомнение в необходимости евро интеграции.

Более того, даже у тех, кто придерживается жесткой линии, призывает мобилизовать страну на тотальное военное сопротивление агрессору и призывает надеяться только на свои силы, даже у них конечную стадию рассуждений венчает пресловутая «евро интеграция».

Разочарование в Западе имеет место. Но ведь ориентация на Европу, была принята «Майданом» и как само собой разумеющееся принято руководством страны. И президент Украины ведет себя соответственно, совершает поездки то в Брюссель, то в Вашингтон, то в Англию на заседание НАТО. Но реальной помощи нет. Везде встречает вежливый прием и вежливый отказ. И в эти бессмысленные политические посиделки можно играть «до второго пришествия Христа».

Вот сейчас только озвучили договоренность о поставках каких-то вооружений Украине, однако даже в этом минимуме никакой конкретики нет.

После распада соцлагеря ни одна из этих стран, кроме Белоруссии не заняла самостоятельную позицию на международной арене. Украинцам на все лады внушают, что Киев не может жить и мыслить самостоятельно, игнорируя обе стороны (США и Россию). Он может лишь выбирать, к какой из них присоединиться и посильно вносить в ход событий свои небольшие поправки.

Да, была у Киева, что-то вроде политической доктрины. Подробно не знаю, но там отмечалась внеблоковость Украины. Политическая доктрина становится востребованной только в таких острых кризисных ситуациях, какую имеют сегодня. И если что-то в базисной программе тормозит развитие, или ведет к тупику, надо смело вносить коррективы. У меня нет сомнения, что у Украины до сих пор есть шансы стать самодостаточной.

Те деятели, которые не видят никакой альтернативы, кроме евроинтеграции, должны понимать, куда они призывают свой народ. Представим себе человека, который перепрыгивает лужи, чтобы добраться до сухого участка. Если он смотрит только себе под ноги и не видит дальше одного шага, то перепрыгнув очередную лужу, недолго ступить и в канаву с нечистотами.

Да, у Европы есть чему поучиться, есть, что перенять: высокие технологии, культура организации производства, социальная поддержка, сервис и др. Но наряду с этим на государственном уровне культивируется атеизм, содомия, целенаправленное разложение семьи и семейных ценностей, атомизация общества, высмеивание религии под видом «искусства», и уголовное наказание за неверие в «холокост».

Некоторые украинские политики призывает укреплять традиционные ценности, семью и мораль, как первооснову цементирующее общество и государство. История человечества показывает, что общество с разложившейся моралью нежизнеспособно. И люди с сомнительной моралью не могут стать ни опорой, ни защитниками отечества. А эта казалась бы естественная человеческая позиция, как раз-таки настораживает те силы, которые сформировали современных евро-человечков.

Такое мышление у них называется «патриархальным». В евро глоссарии это ругательное слово, наряду с новым словечком «гомофобия».

Политики и журналисты, как западные, так и украинские часто говорят о планах Путина. Строят прогнозы, в которых уверяют, что конец Путина и распад России неизбежен. Ждут эффекта от санкций.

Планы Путина это планы любого русского вожака. Возьмет столько, сколько ему позволят взять. Эта стратегия используется Россией на протяжении всей ее истории.

Для того чтобы распалась Россия надо приложить конкретные усилия и предпринять конкретные действия. Не знаю, насколько эффективны будут экономические санкции, но мне помнится, когда о санкциях заговорили впервые, Путин сказал, что санкции будут обоюдными.

Сами западные политики говорят откровенно, что Запад жаден и труслив. И на каждом шагу мы видим доказательства этому. Даже, если бы все страны мира договорились бы соблюсти эти санкции, что невозможно по определению, то все равно то, на что сделал ставку Путин, находится в другом измерении.

А сделал он ставку, как все знают, на русский шовинизм. Русский шовинизм, который был в ущемленном состоянии более двух десятков лет. Это означает, что русские рабы будут жить на картошке и соленых огурцах и при этом чувствовать себя комфортно, лишь бы время от времени поступали сведения, что их армия, что-то там захватила и кого-то там зашугала.

Западные политики возмущены тем, что с захватом Крыма и последующими действиями Россия нарушила послевоенный баланс и нарушила принцип нерушимости послевоенных границ.

Эта «нерушимость границ» была нарушена еще в конце 80-х в начале 90-х годов, с распадом Советского союза, Югославии, объединением Германии. «Нерушимость границ» в человеческой истории это зыбкая категория. И мир, и границы в нем будут изменяться, независимо от иллюзий западных политиков или Хельсинских актов ОБСЕ.

Некоторые нарушения «нерушимости границ», которые очень вероятно произойдут в будущем, мало кого огорчат в мире. К примеру, распад России.

Но пока, как считают многие, Москва переигрывает Запад, вгрызается в восток Украины, терроризирует Прибалтику и Европу в целом. Напуганы даже непримиримые критики путинского режима, которые не исключают, что Москва может прибегнуть к ядерному оружию. Тем более что в одном интервью Рогозин угрожал «ядерной дубинкой», не помню то ли Америке, то ли НАТО.

Ну, Рогозин это инфантильная версия Жириновского. Это несерьезно. Но когда какой-нибудь член ядерного клуба начинает угрожать Армагеддоном, это явный признак того, что его силы не соответствуют его притязаниям. Больше смахивает на блеф, чтобы скрыть реальное положение вещей.

В настоящее время у Путина нет сильной армии и страховочного резерва. Русская деревня и советский колхоз, которые поставляли сколько угодно пушечного мяса в прежние времена, теперь вымерли. Причем, даже самая заниженная статистика поражает.

Остаются только городские интернет-шовинисты, которые не пойдут воевать, ни за какие коврижки. Во всяком случае, добровольно.

Путин в своей военной авантюре использует несколько тысяч обученных и откормленных наемников. Часть из них он постоянно перебрасывает с одного участка на другой.

Если добавить к этому энергетический шантаж, нахрапистую политику в дипломатии и информационной войне, в которой Кремль тоже делает успехи, то этого достаточно, чтобы напуганная Европа и уставшая Америка искали политическое урегулирование.

Но тогда получается, что и дальше будет идти ползучий захват украинской территории, потому что руководство Украины все еще «не на войне» и не теряет надежды, что «заграница нам поможет»?

В этом кризисе мирового значения — Украина главное действующее лицо. Украине надо доказать и себе и миру, что она состоявшаяся страна и способна выстоять и ответить на внешние угрозы. Реальность требует переосмыслить многие вещи.

Плохо, когда генералы готовятся к прошедшей войне. Еще хуже, когда политики живут вчерашним днем. Когда они не могут признать, что действительность не совпадает с их представлениями и продолжают придерживаться программы, которая не работает.

Но стратегия и программа вроде бы ясные — выбить оккупантов со своей территории, перекрыть границу, отгородиться стеной и убежать на запад. И что можно предложить взамен?

Убежать, можно. И на запад в том числе. Вот если бы еще можно было перенести Украину на этот запад и втиснуть ее между Бельгией и Люксембургом…. Вот была бы лафа для сегодняшних политиков, издающих жалкое блеяние, что только НАТО их спасет.

Пока украинский народ не избавится от бесхребетных личностей, имитирующих политическую деятельность, прогнозы остаются самыми неутешительными. Даже многочисленные агенты, до сих пор остающиеся во властных структурах страны, не наносят столько вреда, сколько политические кастраты. И пока решения принимают они любая, самая грамотная стратегия обречена на провал.

Да, но при всем желании, за короткий период невозможно сформировать эффективное политическое руководство, даже если война наступает на пятки. К тому же даже в такой тяжелой ситуации не сбавляется соперничество между группами, партиями, кланами.

Ну, этого не избежать. И нет здесь однозначных политических рецептов. Во всех партиях и группах помимо честолюбцев, есть люди искренне переживающие за свою страну и готовые бороться за нее. Скажем так, совесть нации. Вот они-то должны объединяться и связаться меж собой, преодолев партийную зашоренность.

Допустим, сформировалась нормальная политическая команда. И какую другую стратегию или программу можно было бы предложить, кроме прилипшей к сознанию евро интеграции?

Украина должна осознать, что бежать на запад бессмысленно, потому что никто там не собирается ей открывать ворота. Надо перестать унижаться и разговаривать с ними через забор. И понять, наконец, что европейские содомиты не помогут, потому что они не способно помочь сами себе.

Осознав это, надо полностью повернуться на восток… и драться. Не убегать, не прятать голову в песок. Объявить военное положение, тотальную мобилизацию и повернуться на восток во всеоружии.

Непременно надо русский язык сделать вторым государственным языком. И на этом языке вещать на Россию и на другие страны. Нельзя зацикливаться на фольклорном суверенитете. И надо со всей ответственностью вступать в информационную войну, не уклоняясь от нее. И для украинцев это легко, им надо просто вовремя изобличать ложь путинских подпевал.

Основной тон в российском агитпропе задают с десяток кликуш шовинистической галерки. Надо высмеивать их вопли.

Но главное — надо наносить удары по самым уязвимым точкам политики врага. А самое уязвимое место Путина, это то, что он вытер ноги о миф «славянского братства».

Этот миф о «братстве» заново сочинялся, сразу после войны по приказу Сталина. В 1947 с помпой праздновали 325-летие Переяславской рады. Надо было стереть с памяти народа две, тогда еще свежие зарубки – голодомор, устроенный большевиками, и нормальную жизнь при немецкой оккупации.

Этот миф 50 лет обильно подпитывали через литературу, театр, кино. Миф «славянского братства» был последней оболочкой русской идеологической матрешки.

Путин же, начисто обнажил русский шовинизм (то, что Джохар Дудаев назвал русизмом) — одну из самых уродливых идеологий, которую даже в царской и в большевистской России стеснялись показывать без маски.

И здесь надо опираться на здоровую, не холуйскую часть русской интеллигенции и населения, которая против этой войны и считает ее преступной. В том числе и среди российских военных много недовольных военной авантюрой Путина. Оттого, что им закрыт доступ к микрофону, это не означает, что их мало.

И вторая мина, таймер которой запустил Путин — реакция т.н. «национальных окраин» на лозунг «русские лучше всех». Это вторая тема, которую надо раскручивать. Сюжетов на этом направлении море. И сказать: «Ты хотел федерализации, так получи ее».

Либералы предрекают, что Путин станет изгоем перед т.н. «мировым сообществом», то бишь Западом. Во-первых, по тем телодвижениям, которые исходит от европейских политиков, они вряд ли посмеют это сделать. Во-вторых, это «изгойство» добавило бы ему очки перед шовинистическим электоратом. Изгоем его надо сделать перед русской публикой за то, что стравил русских и украинцев….

Но для этого надо мобилизовать все основные информационные ресурсы страны. Надо создавать новые программы, рубрики, информационные центры. Надо пресекать информационные диверсии внутри страны, национализировать те каналы, которые под видом демократического плюрализма навязывают пропаганду вражеского государства или инициируют пораженческие настроения в народе. И многое другое. Я не думаю, что сегодняшнее руководство готово к таким шагам и мыслит в таком масштабе. Мы же видим, оно дальше АТО пока не идет.

Если хотят выжить придется адекватно оценить исходящие для страны угрозы и полностью переформатировать свою программу в соответствие с военным временем. Тот, кто не понимает значение и место информационной войны в современных войнах, тот не должен управлять не только страной, но даже мелкой партией.

Хотел бы обозначать еще одну деталь в затронутой нами теме. Зачастую критика врага воспринимается противной стороной как похвала. В данном случае негативные оценки русского общества и его вождей в обывательской массе воспринимается, как верный признак того, что их правители хотя и кровожадные подлецы, но действуют правильно, раз враг недоволен. Но когда народ и общество подвергаются критике изнутри, своими, ситуация меняется.

Поэтому хочу завершить беседу словами русского писателя Салтыкова-Щедрина, которого в путинской России очень не любят: «Если русским предоставить выбрать себе предводителя, они выбирают самого лживого, подлого, жестокого, вместе с ним убивают, грабят, насилуют, впоследствии сваливают на него свою вину. Спустя время церковь провозглашает его святым».

Так что украинцам надо приложить все силы и успешно довести дело до этапа, когда «сваливают на него свою вину». А этап «провозглашения святым» может и не состояться, по причине скоропостижной кончины России.

Кавказ-Центр


ОСВЕЩЕНИЕ ЛОКАЛЬНОГО КОНФЛИКТА В ЧЕЧНЕ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ В РОССИЙСКИХ СМИ

«Маленька переможна» інформаційна війна Росії

Немає коментарів :

Дописати коментар