27.08.18

Александр Гольц: Почему Россия отказывается от вооружений пятого поколения

Разрекламированные военные разработки — «Армата», Су-57 и БМП «Курганец» — не пойдут в серийное производство из-за слабости российского ВПК

Танк "Армата" заглох на Красной площади...

Серии не нужны


В подмосковной Кубинке с помпой прошла выставка вооружений «Армия-2018». Чиновники и военачальники говорили на ней о непревзойденной отечественной военной технике и желали оборонно-промышленному комплексу еще более сокрушительных достижений. Также было объявлено, что военное ведомство подписало с промышленностью «грандиозный» контракт на 130 млрд руб. Правда, о том, что в прошлом году сумма заключенных договоров была на 40 миллиардов больше, при этом не упоминалось.

Минобороны подписало с Объединенной авиастроительной корпорацией контракт на производство всего двух Су-57 на период до 2026 года. А вместо поставок бронетехники на платформе «Армата» «Уралвагонзавод» получил заказ на одну (!) новую тяжелую огнеметную систему ТОС-1А (и транспортно-заряжающую машину к ней), на две бронированные машины разминирования БМП-3МА и три специальные пожарные машины.

Правда, за этим последовали обнадеживающие разъяснения заместителя министра обороны Алексея Криворучко. По его словам, первый серийный Су-57 будет передан Вооруженным силам уже в следующем году. А всего ВКС получат 15 таких самолетов. Кроме того, военные собираются получить 132 единицы бронетехники на платформе «Армата», причем первые девять машин поступят в войска уже в 2018 году.

Замминистра при этом не объяснил, как следует относиться к недавним заявлениям его предшественника на посту, а ныне вице-премьера по оборонной промышленности Юрия Борисова. Тот еще в июле сообщил об отказе от серийного производства «революционного» танка «Армата» и истребителя пятого поколения Су-57.

Собеседники «Открытых медиа» в ВПК и Минобороны полагают, что Криворучко решил не портить праздника и попытался скрасить картину. По их словам, скорее всего речь идет о сотне «Армат», которую давно уже должны были произвести для испытаний в войсках. О объявленных ранее планах по производству до 2020 года 2300 танков на платформе «Армата», теперь не упоминается. Что касается Су-57, скорее всего 2 новых самолета прибавятся к тем, что уже были ранее произведены для испытаний. В итоге в войска будут переданы 12−15 штук. А широкомасштабное производство начинать не будут.
Что известно о «Курганце» и Су-57
В БМП «Курганец», как и в «Армате», вооружение и боекомплект должны быть отделены от экипажа. Вооружение БМП объединено в дистанционно-управляемый боевой модуль, включающий автоматическую 30-мм пушку. Утверждают, что оператору нужно лишь указать цель, а дальше роботизированный комплекс будет сопровождать ее до полного уничтожения. Су-57 должен быть построен из стелс-материалов, вооружение убрано в фюзеляж. Утверждают, что благодаря революционной авионике он увидит американские ракеты f-22 раньше, чем те его. 
Это касается и других вооружений нового поколения. В начале прошлой недели министр промышленности Денис Мантуров заявил, что Москва отказалась от идеи создания собственных вертолетоносцев, хотя о таком проекте говорили в течение трех лет, с тех пор, как Франция отказалась продавать России «Мистралей». Не будет серийно производиться и широко разрекламированная боевая машина пехоты «Курганец».

Борисов объясняет этот поворот в военно-технической области так: «Вы знаете, что у нас Су-35 сегодня считается одним из лучших самолетов в мире. Поэтому у нас нет смысла форсировать работы по массовому производству самолета пятого поколения». Одним словом, в оружии новых поколений нет нужды до тех пор, пока удается производить модернизированную советскую технику (Су-35 — модификация Су-27, совершившего первый полет в далеком 1983-м).

Однако в США уже сделано около двух сотен самолетов пятого поколения F-22, а теперь развертывается производство удешевленного варианта — F-35. Су-35 и по вооружению, и характеристикам двигателя никак на 5-е поколение не тянет.

Пятое поколение не по карману


Причины отказа от серийного производства новой техники — в неспособности государства и ОПК такое производство наладить. Дело прежде всего в неподъемных ценах на новые вооружения. В прошлом десятилетии усилиями Владимира Путина и Сергея Иванова все предприятия ОПК были собраны в дюжину вертикально выстроенных госкорпораций — Объединенную авиастроительную корпорацию, Объединенную судостроительную корпорацию, «Ростех», «Корпорация тактическое ракетное вооружение» и прочие. В этих корпорациях существует огромная бюрократическая надстройка, а каждое относительно эффективное предприятие обречено кормить несколько полубанкротов.

При этом рынок как таковой отсутствует вовсе, и производители конкретных видов вооружений и военной техники превращаются в монополистов (чего не было даже в СССР). Естественно, в этой ситуации производитель делает цену немыслимо высокой. В неё включены все неэффективные траты, необходимость содержать предприятия-банкроты и бюрократическую вертикаль. Возможно, настоящей причиной увольнения бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова было то, что в свое время, пытаясь сделать прозрачной цену на стратегические атомные подводные лодки, он настроил против себя несколько кланов самых влиятельных сановников, близких к президенту.

В результате сегодня государство, которое тратит больше триллиона рублей в год на закупки вооружений, не в состоянии получить новейшие изделия. Один танк «Армата» стоит больше 250 миллионов рублей, приближаясь к стоимости боевого самолета. А каждый Су-57 — больше 100 миллионов долларов. То есть на весь российский военный бюджет можно приобрести одну эскадрилью.

Распад кооперации


Второй важной причиной является то, что вооружения, объявленные «непревзойденными», даже после 10−15 лет конструкторских работ и испытаний — чрезвычайно сырые. Их неслучайно называют «комплексами» или «системами». Они состоят из доброго десятка компонентов, и неспособность даже одного из них отвечать требуемым характеристикам делает бессмысленными прочие замечательные качества. Что толку в необыкновенной авионике, планёре и вооружениях Су-57, когда для него так и не смогли сделать двигатель пятого поколения. Неслучайно весной 2018-го Индия вышла из проекта создания совместного истребителя пятого поколения, объяснив это несовершенством технологии Су-57.

Наконец, третья, наверное, главная причина, заключается в неспособности наладить производственную кооперацию в принципе. В СССР к ОПК относились только заводы конечной сборки. А компоненты (в Су-27 их было 1500) изготавливались на гражданских предприятиях. К разумной экономике это никакого отношения не имело. Ведь для производства ограниченного количества комплектующих приходилось держать дополнительные производственные мощности и рабочую силу, а затраты на это включались в стоимость гражданской продукции, которая лучше от этого не становилась. Неслучайно требовался Госплан, чтобы в директивном порядке балансировать цены на гражданскую и военную продукцию. С приходом рыночной экономики владельцам производств стал невыгоден оборонный заказ с его сравнительно небольшими объемами, зависимостью от военных чиновников, бессмысленными мерами секретности, которые только осложняли гражданское производство. Сложные цепочки промышленной кооперации рассыпались. А капитаны ОПК, которые все 90-е доказывали, что как только им дадут деньги, они завалят Вооруженные силы суперсовременной техникой, оказались неспособны произвести что-то путное, когда столь долгожданное финансирование началось.

В конечном счете самые богатые военно-промышленные корпорации стали строить дополнительные мощности по производству комплектующих. Таким путем пошел концерн ПВО «Алмаз-Антей», построивший два новых завода. А те, у кого таких возможностей нет, изготавливают комплектующие полукустарным способом на заводах конечной сборки. Что не позволяет запускать крупные серии и делает сами изделия просто «золотыми». Так поступает КнАПО — производственное объединение в Комсомольске-на-Амуре, главный производитель Су-35 и Су-57.

Если клоны советского истребителя или танка еще худо-бедно делать получается, то серийное производство нового оружия с принципиально новыми комплектующими, как видим на примере Су-57 и «Арматы», наладить не удается. Поэтому, очевидно, решили еще на стадии проектирования отказаться от намерения строить вертолетоносцы.

Конечно, неплохо, что в ситуации бюджетного дефицита страна решила не рисковать и остановила реализацию чрезвычайно дорогостоящих проектов. Но не ясно, кто ответит за миллиарды не рублей, а долларов, истраченные на создание оказавшихся ненужными «прототипов». Единственная, и пока сугубо теоретическая, польза от них в том, что они могут стать «исходниками» для оружия следующих поколений. Но кто даст гарантию, что России удастся в конце концов создать систему производства, способную изготовить эти совершенные вооружения?

Александр Гольц, военный эксперт

Немає коментарів :

Дописати коментар