18.01.17

Путин одержал большую победу, но не выиграл: статья во влиятельном издании США



Поток новостей о российских шпионах за последние несколько недель заставил американцев задуматься над вопросами, которые ранее обсуждались лишь в художественной литературе: "Влияло ли иностранное государство на американские выборы? Действительно ли у россиян есть компромат на будущего президента или тайные отношения с ним? Хотел ли Кремль победы Дональда Трампа? Зачем?"

В США даже не уверены, что это правильные вопросы, а фрагменты в этом запутанном сюжете — встречи, скандальное досье, твиты — сами по себе имеют смысл. Вместе, однако, они являются частями кампании, очень похожей на подобные действия России в других местах, пишет журналист Молли Маккью (
Molly K. McKew) в статье Russia Is Already Winning для журнала POLITICO.

За последние восемь лет, сразу после вторжения России в Грузию в августе 2008 года, Кремль систематически проводил деструктивную политику в постсоветских странах, которые рассматривал как угрозу своей гегемонии.

То, что Россия попыталась сделать в Соединенных Штатах — это не единичный случай, а один из этапов экспансивной гибридной войны, которую ведет Кремль против Запада. То, что происходит — это не о взломе, не о кибербезопасности или поддельных новостях. Речь не идет о досье BuzzFeed или новом полюбившемся американцам слове kompromat. И, что самое важное, это даже не совсем о Дональде Трампе. Лидеров в Кремле не волнуют победы и проигрыши какого-то конкретного американца. Они заботятся о том, чтобы Америка как нация проиграла.

"На полях этой новой гибридной войны мало кто хочет признать, что Россия уже выигрывает. Кампания Кремля по дестабилизации углубила раскол в обществе, бросая тень на значительную часть руководства США, подрывая веру в наши институты и делая Россию центром нашей политической жизни. Она помогла настроить нас друг против друга и против наших союзников и заставила нас потерять доверие к самим инструментам и институтам, способным прояснить угрозы, с которыми мы сталкиваемся. Россия одержала ряд небольших, но последовательных побед в борьбе против нас, совокупный эффект которых абсолютно разрушителен", — пишет автор статьи.

Но агрессивная кампания Кремля против американского народа также, во многом, показала уязвимые места России. Секрет успеха Кремля, в первую очередь, в скрытных тактиках, которые он использует; в незаметных идеях, которые он распространяет для компрометации ценностей противника и его уверенности; в широкой сети защитников и заинтересованных сторон, которых он привлек к своей кампании, чтобы негласно действовать на различных направлениях.

После заявлений и слушаний, пресс-конференций и твитов, последних новостей и утечек, мы (американцы, — ред.) потерялись в шуме — и это именно то, чего хочет Кремль. Нам нужно сейчас сосредоточиться на том, что действительно известно. И вместо того, чтобы попытаться оценить это с нашей точки зрения, мы должны понять тактику и цели Кремля и выявить слабости России, говорится в статье.

Чего хочет Кремль?


Российские лидеры проводят много времени, подчеркивая свои личностные различия с американскими коллегами, чтобы отвлечь от основных идеологических различий между обществами. Кремль опасается примеров, подаваемых американской демократией и американским обществом — если бы у РФ было одно или другое, то с преступным клептократическим режимом полицейского государства России было бы покончено.

Глобальные цели Кремля остаются неизменными — разрушить НАТО, скомпрометировать ценности либерального демократического мирового порядка и ослабить влияние американской власти. Так чего же они действительно надеются добиться вмешательством в выборы в США? Конкретными целями кампании Путина было показать Америку разобщенной и ослабленной; подорвать доверие к ее системе, ценностям и институтам внутри страны и дискредитировать их за рубежом; углубить расколы в обществе; отнять у нас способность различать факты и выдумки и принимать решения в наших собственных интересах; и обеспечить после выборов такую Америку, которая будет не заинтересована в противодействии глобальным империалистическим планам Кремля, пишет журналистка.

Необходимо понимание того, как Кремль попытался добиться этого. Широко обсуждаемые взломы и утечки — это наименее сложный аспект кампании — психологически и технологически. Кремль вместе со своими агентами и марионетками построил и развернул сложную информационную сеть для использования ее против американской общественности. Его основными целями были активные меры, рефлексивный контроль и психологическая война.

Эти три понятия связаны и пересекаются между собой. Психологическая война, в данном контексте, относится к информации и дезинформации, целями которых являются американские ценности и убеждения. Советский термин "активные меры" подразумевает психологические или информационные тактики, которые направлены на достижение конкретных результатов. Рефлексивное управление является одним из видов информационной войны, направленным на подготовку людей для реагирования конкретным образом на определенные типы информации, в частности путем формирования нашего восприятия так, что мы добровольно принимаем решения, благоприятные для нашего врага.

Это сложные понятия, это не "фейковые новости", хотя наша повышенная толерантность к дезинформации дает им власть. Это сложная и тщательно продуманная операция, построенная в американском обществе и СМИ, которую мы до сих пор не различаем. Она предназначена для того, чтобы внедрять идеи в нашу информационную среду способами, которые мы не можем контролировать, и свести на нет идею, что объективная истина существует.

Как было отмечено в рассекреченном докладе разведки, цель кампании Кремля во время выборов много раз менялась в зависимости от оценки общественного мнения. Это, пожалуй, один из наиболее важных и наименее обсуждаемых пунктов из доклада. А это значит, что — хотя он явно поддерживал Трампа в некоторые моменты — Кремль не был уверен, что тот выиграет, и, возможно, его это не волновало. В некотором смысле, не имело значения, хочет ли Кремль Трампа в качестве президента, и не имеет значения, любит Россия Хиллари Клинтон или боится. Важно то, что российские лидеры считали, что они могут изменить способ мышления у американцев без их ведома; и что, сделав это, следующее американское правительство может быть ограничено в выборе действий в отношении России.

Чего Россия добилась?


Возможно, самое трудное для всех нас, отмечает автор статьи, — понять, что независимо от того, правда это или нет, и независимо от того, какую информацию, в конечном счете, можно будет подтвердить или полностью опровергнуть, Кремль успешно создал впечатление, что он имеет прямое влияние на избранного президента Соединенных Штатов, и что тот принимает решения в интересах России. Трампу будет чрезвычайно трудно избавиться от этого мнения от нем, с учетом отсутствия последовательной политики, которая вносит ясность в отношении российской угрозы для США.

Россия вдруг получила главенствующие позиции во всех американских политических дискуссиях. Когда на C-SPAN начинается вещание RT и гаснет свет во время слушания по утверждению кандидатуры на правительственный пост, мы видим российский призрак, считает журналист. Это чрезвычайно усиливает восприятие российской власти.

Симпатизирующие Кремлю идеологи сейчас занимают позиции, близкие к избранному президенту, и их мнения стали основными. Элементы политической риторики Кремля были поглощены, иногда невольно, правыми и левыми. Части из них попали в СМИ через интернет-утечки и через повторение представителями и доверенными лицами участников политических кампаний.

И внутри страны, и за рубежом, возникают вопросы о законности американских выборов, избирательного процесса, а также будущего американского президента. Российские государственные СМИ с готовностью задают эти вопросы своей аудитории у себя дома. Европейские союзники США — на грани нервного срыва. Изолированная, националистическая Америка помогает Кремлю достичь своих целей. Изолированный, националистический американский президент ускоряет этот процесс.

Избранный президент Трамп время от времени выглядит попавшим в собственную ловушку, в окружении семьи и избранных советников, и даже выбранные им кандидаты в администрацию не до конца понимают его реальные взгляды. Это особенно правдиво в отношении взглядов на Россию, что не очень помогает уменьшить подозрения в сговоре с кремлевскими спонсорами. Избранный президент сейчас находится в открытом конфликте с его спецслужбами — теми самыми институтами, которые нужны ему и США, чтобы понять природу российских инструментов, используемых против этого государства.

И это не только Трамп: действующий президент Барак Обама и разведка, кажется, были настолько медлительными, мутными и расплывчатыми в официальных оценках российского вмешательства в выборы, что они ослабили их способность помочь американцам понять использующиеся против них инструменты. В некотором смысле, все наше руководство было обвинено в неспособности увидеть эту угрозу нашей демократии, или в неумении предоставить американской общественности жизненно важную информацию, считает автор статьи.

Это глубокая яма, и информация помогла ее выкопать. Например, Кремль использовал свою информационную кампанию во время выборов США, чтобы поддержать крайне правые, крайне левые и другие экстремистские элементы, как это было сделано во многих других странах. В некоторых случаях это включало представление маргинальных групп — новых "белых националистов", экологов с жесткой политической линией и многих других — гораздо более влиятельными и распространенными в американском обществе, чем они есть на самом деле.

Это было сделано для продвижения конкретных идей, которые являются важными как внутри в России, так и для кремлевской пропаганды во всем мире. У себя дома и за рубежом Кремль стремится создать моральное равенство — доказав не то, что Россия лучше, а что у Америки также есть недостатки. В Америке тоже есть нацисты. Американские выборы тоже могут быть сфальсифицированы. Американское общество тоже не без предрассудков. Америка тоже полицейское государство, возможно, еще хуже, чем Россия. Американские олигархи обладают огромной силой и могут делать все, что хотят. Предполагается, что свободная пресса Америки — испорченная, предвзятая и бесполезная, о чем свидетельствует, по иронии судьбы, ее готовность повторять информацию, которую дают в Кремле.

Все это было легко распространено российскими государственными СМИ во время избирательной кампании, так же как и все моменты, когда Трамп хвалил Путина как великого, умного или влиятельного лидера, или когда его советники предвещали смерть партии Рейгана (республиканцев, — ред.). В свою очередь, россияне насмехались над недавней пресс-конференцией Трампа, иронизируя над неспособностью нового президента контролировать свой журналистский пул и удивляясь иронии односторонней сосредоточенности американских СМИ на российских манипуляциях Соединенными Штатами — поскольку они долго жили в мире, в котором все проблемы российского общества списываются на американские махинации.

Это подводит нас к последним откровениям — досье на Трампа, 35 страницам исследований его противников, собранных на тему предполагаемых связей Трампа с Россией. Реальное значение этого компромата — не в том, что мы думаем. Является ли эта информация реальной, но непроверенной? Было ли это преднамеренной дезинформацией со стороны противников Трампа? Было ли это преднамеренной дезинформацией тех, кто составлял доклад, со стороны российской ФСБ? В текущей информационной среде это не имеет значения. Дело не в информации, а в том, на что было нацелено обнародование этой информации.

Исходя из того, что мы знаем о бывшем агенте МИ-6, ответственном за обнародованное досье, либо он верил в правдивость его данных, либо он стал жертвой огромных усилий по дезинформации, которые возглавила российская контрразведка. Это, конечно, не первый раз, когда Кремль убедился, что противникам отдается информация, которая может быть дискредитирована. Таким образом, когда она обнародована, ее можно поддать сомнению; это обеспечивает цели атаки своего рода иммунитет в отношении будущих обвинений, и иногда может использоваться для сокрытия информации гораздо худшей, которая в противном случае могла бы быть обнаружена. Конечно, есть вероятность, что российская разведка знала об этих усилиях и попыталась сорвать их. Единственное, в чем мы можем быть уверены — Кремль хочет, чтобы американцы поверили, что у РФ есть что-то на Трампа. И на данный момент, Трамп не опровергает это впечатление.

По мере того, как мы пытаемся понять, что все это значит, мотивация распространения другой информации будет казаться более неопределенной. Например: является ли заявление израильской разведки, что сотрудники американской разведки сказали им не передавать информацию администрации Трампа реальным предупреждением, или же это преднамеренная дезинформация для создания дальнейшего разрыва между Трампом и разведчиками, в результате чего больше всего пользы получит Россия? Это вызывает головную боль, и ничто нельзя принимать за чистую монету. Это было, в общем, удивительно успешной кампанией против американского народа.

Так выглядит подрывная деятельность. Мы, на самом деле, не понимаем, что произошло. Мы не можем узнать, кто действовал, где и как, или чего они хотели достичь с помощью какого-либо конкретного действия или движения. Мы не знаем, ждать ли нам еще чего-то, или все закончилось. Мы не знаем, кто находится под угрозой, а кто — нет.

Прямо сейчас, единственный, кто может положить конец этому циклу — это Дональд Трамп.

Чего это стоило России?


Наступление Кремля, возможно, работало до сих пор, но Россия из-за своих манипуляций понесет и серьезный ущерб.

В первую очередь, теперь мы более ясно смотрим на весьма реальные угрозы, которые Россия представляет для нас и наших союзников. Взгляды на Россию, возможно, стали лакмусовой бумажкой для поддержки избранного президента, но новое признание того, что Кремль активно пытается подорвать американские интересы, были очевидными на слушаниях по утверждению кандидатов Трампа во власть. Президент США Барак Обама преуспел в смягчении и приглушении позиции большинства Демократической партии по отношению к России — сторонники сообщили об успехах "перезагрузки", когда это уже не имело логического смысла. Обама также провел восемь лет, убеждая американцев, что Россия — слабая региональная держава, которая набрасывается на других, чтобы скрыть свои собственные недостатки. Этот уменьшение самой большой угрозы для американского народа отняло у него самую важную защиту от нее.

Если бы Путину удалось сохранить свои информационные операции в тайне, президентство Клинтон или Трампа, скорее всего, продолжалось бы в подобном ключе, с идеей, что в некотором роде работать с Россией можно. Но раскрытие российского вмешательства означает объединение демократов, которые больше не разделены во мнениях о России, но настроены против Путина и его манипуляций. Сторонники жесткой линии среди республиканцев также готовятся к бою. Разведывательное сообщество и Государственный департамент побуждены к действию по многим вопросам так, как не были в течение многих лет. Американские военные четко говорят о многоуровневой угрозе, которая стоит перед их страной. Трампу будет намного сложнее продолжать мягкий, новый подход к России как к "партнеру", и такую позицию будут ставить под сомнение на каждом шагу, если он попытается сделать это.

Это имеет воздействие на другие аспекты политики, на которые Россия бросает тень: необходимость быть вместе с Украиной и обеспечивать ее защиту; важность новых развертываний сил НАТО в странах Балтии и Польше под руководством США, а также необходимость предварительных стратегических развертываний в регионе, с целью создания устойчивой возможности противостоять потенциальным вторжениям России; необходимость восстановить альянс НАТО, в целом; необходимость четко видеть, что делает Россия в Сирии и на Ближнем Востоке, и что Россия не может быть реальным партнером для устранения ИГИЛ.

Появилось также больше понимания того, как в настоящее время Россия создает союзников и сторонников на Западе, как с помощью финансовых и коммерческих интересов, так и других вещей. Это глубокие и обширные действия, о чем свидетельствует тот факт, что консультанты, близкие к обеим основным кампаниям могут быть связаны с поддерживаемыми Кремлем интересами.

Пострадала также давно развивавшаяся Кремлем сеть так называемых "осведомителей", таких как WikiLeaks, которые были прикрытием для российской разведки. Попытки создания в будущем таких сетей будут подвержены более тщательной проверке, что должно усложнить введение информации, полученной с помощью разведывательных служб, в наши информационные потоки. Однако, как наши СМИ предпочтут работать с такой информацией, еще предстоит выяснить, отмечает автор.

Самое главное — то, что Кремль показал, насколько сильно он хочет неудачи США, и насколько серьезную угрозу представляют его подрывные тактики. Любая операция, в частности, подвергается срыву, если раскрыты связи, которые она строит. Будущие кампании, направленные против Америки, хотелось бы верить, столкнутся с более тщательным изучением и более активным сопротивлением, и, есть надежда, американский опыт будет серьезным предупреждением для французского и немецкого обществ, а также другие союзных стран, чьи выборы находятся в списке целей Кремля в этом году.

Спасаясь от ловушки


В текущем положении теневой войны, Кремль просто одержал значительную победу. Не потому, что Трамп выиграл, а потому, что он выдвинул стратегическую цель России — ослабление веры американцев в их демократию и ценности, и углубление информационного разрыва, который раздирает нацию. Конечно, не все это из-за Кремля. Тем не менее, — как мы слышим подобные отголоски из Грузии, Молдовы, Украины и других, — так выглядит победа России. Вот, что делает подрывная деятельность: мы видим врагов среди наших соседей больше, чем среди враждебных агентов.

Но, победив в этой битве, Кремль также разоблачил себя. И это означает, что он не выиграл войну.

Признает ли Трамп поддержку Кремля его кампании или нет, информационная архитектура, построенная россиянами остается. Нет никакой гарантии, что она будет продолжать действовать в пользу Трампа; она представляет для него такую же опасность, как и для каждого американского законодателя и чиновника, для американского общества в целом. Нет никакого способа узнать, какова следующая цель в этой коварной информационной войне.

Сборник тактических схем КГБ/ФСБ мощен в плане ловушек, которые подготовлены для США. Сейчас они упорно работают, чтобы убедить американцев в том, что Трамп уже попал в одну. Независимо от того, что является ли это правдой, и независимо от того, был ли Трамп скомпрометирован, он ослаблен их попытками манипуляций. Своей реакцией, будучи не в состоянии увидеть ситуацию как экзистенциальную, а не политическую угрозу, угроза для самого ее существования, большая часть политической элиты играет роль, которая была им отведена по сценарию. Американская нация выглядит более слабой и подверженной влиянию в мире, принятие политических решений станет более сложным, отношения Соединенных Штатов с союзниками будут менее открытыми, если избранный президент будет бездействовать.

Как ни странно, победив в самых спорных выборах, которые любой может вспомнить, Трамп несет идею объединения американцев против врага, который ясно дал понять, что хочет стереть из истории то, что мы отстаиваем. Если Трамп выйдет из своей оборонительной позиции и примет очевидную наступательную стратегию — против веры Кремля, что у него есть полная свобода действий вмешиваться в общество и политику США, — он мог бы стать архитектором двухпартийного консенсуса по вопросам внешней политики, который мог бы начать преодоление многочисленных расколов, как в политике, так и среди людей. Это могло бы стать положительным примером, напомнив миру, что американская система лучше, сильнее и прочнее, так как она адаптируется и процветает перед лицом кошмаров. Это позволило бы восстановить лидерство Штатов в их альянсах, и те ценности, на которых они основаны.

У Трампа есть инструменты, чтобы помочь ему в этой борьбе, если он захочет ими воспользоваться. Нет лучшего воина для этого боя, чем кандидат кандидатура на пост министра обороны, генерал в отставке Джеймс Матисс. И конгрессмен Майк Помпео на слушаниях по утверждению его новым директором ЦРУ определил начало видения "комплексной угрозы" для США, подчеркнул, как сбор разведывательной информации должен адаптироваться к этим угрозам. У Трампа по этому вопросу также будет поддержка самых сильных голосов в Вашингтоне — как союзников, так и критиков.

Все это требует четкой политики, чтобы противостоять, а не вдохновлять худшие инстинкты России. Это и есть путь Трампа из неизбежной ловушки, и первый шаг Америки вперед.

Ошибка Путина и, возможно, Дональда Трампа в том, что они недооценивают американцев, их веру в ценности, в то что, их жертвы создали лучший мир. Нас атакуют, и теперь мы начинаем это понимать, отмечает автор статьи, говоря от лица американского общества.

Атака Путина была не на Хиллари Клинтон, а на американское общество. Граждане являются первой линией обороны и ядром грядущего сопротивления. Худшим элементом внешней политики Обамы, — и, по иронии судьбы, иногда кажется, что Трамп также придерживаться этих взглядов, — было принятие идеи, что иногда мы не в силах что-либо сделать, которая используется для успокоения. В то время как мы участвуем в этом "театре кабуки" бессилия, мы позволяем Путину свободно действовать и формировать мир в кремлевских интересах, по-прежнему стирая наследие американской мощи в мире.


Читайте также:
Машина дезинформации едет на Запад 
Потужна зброя Росії: поширення брехні - The New York Times
«Гибридные тролли» Кремля: пропаганда в действии 
Информационная стратегия России путинской эпохи

2 коментарі :

  1. Останній шабаш лакеїв.
    Капрала п'яного із ФСБ: Трамп шістка Путіна.
    Путін - шістка Могілєвіча.
    Шнирі, карочь...
    Ще жоден із Президентів США не вступав на посаду з таким рекордно низьким рейтингом.
    http://antikor.com.ua/articles/146059-vzjatka_veka._putin_podaril_trampu_195_aktsij_rosnefti_na_105_milliardov_evro

    ВідповістиВидалити
  2. https://scontent-frt3-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/16105905_1325508420855983_4344049134641273426_n.jpg?oh=f2151a6c432d5956630cb6a1c8753fa6&oe=58D66D0B

    ВідповістиВидалити